Красницы. Дружногорское сельское поселение.
 
 

  Небольшая деревня Красницы, состоявшая из нескольких крестьянских домов, располагалась рядом с одноименной помещичьей усадьбой на живописном берегу реки Орлинки и была окружена с восточной стороны огромным лесным массивом. Сегодня эта территория относится к Дружногорскому сельскому поселению, а ранее входила в состав Дружногорского поселкового Совета (до войны и после войны - в состав Орлинского сельского Совета). Ближайшая деревня - Кургино находится в километре от места бывшей деревни. На современных географических картах восточнее деревни обозначены урочище Красницы и болото Красницкое, последние напоминания об этом забытом старинном названии.

   Деревня с названием Красна существовала здесь еще во времена шведской оккупации края в XVII веке. На одной из ингерманландских карт 1699 года обозначена деревня Garasna. Далее, в следующем столетии, когда Ижорская земля была снова возвращена России, это селение на какое-то время теряется из вида.

   В «Межевой книге сочиненной помещицей, Анны Федоровной Рошток
», хранящейся в Центральном государственном историческом архиве Санкт-Петербурга, на месте деревни обозначена пустошь Красницы, а рядом с ней - соседняя деревня Кургино. Впоследствии, когда этими местами владел барон Петр Александрович Черкасов, в Красницах было создано небольшое барское имение - лесная дача «Пустошь Красницы». В 1855 году его дочь Софья Черкасова выставляет имение, оцененное в 859 рублей серебром, на продажу. С торгов на аукционе небольшое по площади поместье (18 десятин, 1,791 квадратных сажень) перекупают один помещик за другим, но все они не оставили следов в истории края. Например, в 1866 году имение принадлежало надворному советнику Павлу Аникиевичу Илличевскому. По статистическим сведениям за 1862 год в Красницкой даче, числился один дом, в котором проживало два крестьянина мужского пола и три - женского. В 1899 году рядом с усадьбой упоминается деревня Красницы, в которой находилось пять крестьянских дворов.

   До национализации этого имения в ноябре 1917 года здесь располагалось дачное поместье Ксешинских.

   Именно в Красницах провела свои детские годы и впоследствии неоднократно бывала знаменитая балерина Матильда Ксешинская (1872-1971 гг.). В своих воспоминаниях, написанных в Париже, звезда русского балета рассказывала: «Я очень любила проводить лето в имении Красницы около станции Сиверской, в шестидесяти верстах от Петербурга. Отец купил его у генерала Гаусмана. На возвышенном берегу реки Орлинки был расположен прекрасный деревянный дом, откуда был вид на долины и поля далеко вокруг. Отец устроил дом по своему, обшил вагонкой и заново окрасил стены, но главной переделкой была постройка обширной столовой, так как старая была мала для нашей семьи и постоянно наезжающих гостей...

   На протекавшей внизу речке Орлинке была построена против нашего дома купальня. Недалеко от дома был большой фруктовый сад с огородом, за садом шел дремучий лес, куда я ходила за грибами. При имении была своя ферма с полным молочным хозяйством, птичий двор и курятник. Прекрасные луга давали чудное сено для скота. Перед началом сенокоса косцам выставлялось угощение, как полагалось по обычаю. Отношения с крестьянами были прекрасные, и они любили и уважали моего отца за его сердечность и справедливость, а с отца переносилась любовь на меня. В этом имении я проводила лето в течение всего моего детства и прожила в нем много, много счастливых дней».

   Отец Матильды - Феликс Иванович Ксешинский был артистом Императорских театров. На сцене в общей сложности он находился 67 лет. Скончался он 3 июля 1905 года в красницком имении, о чем сообщали многие столичные газеты. Тело покойного было перевезено на станцию Сиверская и после прощания в Петербурге доставлено к месту погребения в Варшаву. После смерти Ф.И. Ксешинского поместье принадлежало его сыну, тоже артисту, Иосифу Ксешинскому. Он, как и его отец был страстным любителем охоты и приглашал в Красницы столичных гостей и окрестных дачников. В одном из воспоминаний Ксешинский -    старший, сообщал, как в 78 лет убил на охоте медведя, который вышел на территорию его усадьбы из Княжеского леса - леса соседнего помещика князя Витгенштейна.

   После октябрьской революции в бывшей усадьбе находилась сельскохозяйственная коммуна, входившая в группу совхозов «Сиверское». В 1926 году она называлась «Красный Берег». С середины тридцатых годов здесь был создан колхоз с этим же названием. Интересно отметить, что господский дом Ксешинских в предвоенный период был разобран и перевезен в поселок Дружная Горка, где использовался для проживания рабочих Дружногорского стекольного завода. Это деревянное здание погибло от пожара несколько лет назад.

   О прошлом деревни Красницы вспоминала старейшая жительница деревни Кургино Елизавета Александровна Михайлова, 1907 года рождения, с которой мне удалось пообщаться в 1997 году: «Деревня стояла на холмистом месте, и ее далеко было видно. Домов было немного. В одном из них жил бывший садовник Ксешинских - Сергей Прокофьев, он был из наших - кургинских. Был дом Пакулина, богатого крестьянина - управляющего имением, в тридцатые годы высланного в Сибирь. Когда немцы захватили деревню, им стало известно, что из лесов через нее выходят из окружения наши солдаты. Кроме того немцы очень боялись партизан. В сентябре 1941 года фашисты выгнали всех жителей из Красниц и бутылками с зажигательной смесью подожгли дома. Дома были сухие, и пламя было видно отовсюду. Жители бежали кто куда. Нашли приют в соседних деревнях, у нас в Кургино. Таким образом деревня была уничтожена в первые дни и недели фашистской оккупации». Это же в 2014 году подтвердила жительница Кургино Мария Ивановна Цаплина, урожденная Михайлова, 1929 года рождения. Она тоже хорошо помнит пожар деревни Красницы, который полностью стер 10 или 12 домов. М.И. Цаплина назвала несколько фамилий довоенных жителей деревни: Жариновых, Ванговых, Петровых и других. Погорельцы проживали потом в деревне Кургино.

   В послевоенный период деревня Красницы не была восстановлена. Здесь был построен один дом для местного лесника, но он впоследствии сгорел. В 1971 году Исполнительный комитет народных депутатов Ленинградской области «в целях дальнейшего упорядочения деления Гатчинского района приняли решение снять с учета деревню Красницы Орлинского сельского Совета как незаселенную». Несмотря, что название утрачено, на месте усадьбы и деревни с начала девяностых годов находятся коллективные садоводческие участки. Самый первый массив - несколько участков в 1992 году получила редакция питерской газеты «Час Пик».

   От деревни Кургино в Красницы ведет старинная мощенная диким камнем дорога. На месте усадьбы в девяностые годы еще сохранялись следы старой усадьбы - фундаменты от каких-то построек, три старые липы, заросший пруд. Многие вековые деревья были варварски вырублены в 1997 году.
 

 

Андрей Бурлаков  Спектр-Гатчина, №45 от 19 ноября 2014 года.